Как уберечь казахстанцев от интернет-вербовки?

 674
Айгуль Эсеналиева

Религия и экстремизм, казалось бы, вещи совершенно несовместимые, но ежегодно в Казахстане десятки людей заражаются радикальными идеями. В основном это происходит через интернет.

Не стал исключением и нынешний год, хотя люди живут в условиях пандемии. Так,  по данным СМИ сначала года только в Павлодарской области зарегистрировано 3 факта хранения экстремистских материалов.

Мы встретились с одним из нарушителей законности – 30-летним жителем города Павлодара Асланом Касымовым (имя изменено), который весной этого года был оштрафован на 100 МРП за хранение аудиолекций экстремистского содержания. Как сообщила пресс-служба Департамента полиции Павлодарской области, мужчина публиковал и хранил опасные аудиолекции с призывами к вражде на своей страничке «Вконтакте». Он был привлечен к административной ответственности по статье 453 ч.4 КРКоАП — хранение экстремистских материалов, с выплатой штарафа в размере 100 МРП (277 800 тенге).

Когда мы позвонили по телефону, Аслан наотрез отказался встречаться с нами, сославшись на занятость. Он избегает любых телефонных звонков, так как у него есть непогашенные иски перед судебными исполнителями и банками. Пришлось выехать в частную фирму, где работает Аслан. Нас встретил молодой мужчина с жидкой бородкой в потертых коротких джинсах. Во время беседы он отводил глаза и низко держал голову. Из его коротких отрывистых ответов, мы выяснили, что он заходил на любой попавшийся сайт и без разбору скачивал информацию.

В 22 года Аслан был осужен по ст 103ч. 3 УК РК на 8 лет лишения свободы. Отсидев половину срока, он вышел по условно-досрочному  исполнению наказания. Он не женат, проживает вместе с матерью. Все братья и сестры  живут своими  семейными  заботами. Намаз Аслан начал читать в колонии. Говорит, что сильно устает на работе, но так как у него нет образования, вынужден работать грузчиком. Он понимает, что незнание закона не освобождает от ответственности. Теперь он не хочет опять повторять ту ошибку, которую когда-то совершил. В жамагате ни с кем особо не поддерживает отношения, круг его общения — это все бывшие осужденные, которые вместе с ним когда-то отбывали срок.  Говорит, что на них можно положиться в трудную минуту, а от жамагатских нет поддержки, они появляются только, тогда, когда им от него нужны деньги.

Мужчина считает, что придерживается правильной религии, так как он ее понимает. У него не было времени и условий  получать глубокие знания. Но с устазами мечети не встречается, не советуется по поводу достоверности скачанной информации. «А зачем мне ходить к имамам? У меня нет времени общаться с ними. Я просто нажимал ссылки, они сами открывались, я не думал, что они запрещенные раз открываются. Там про Турцию, про Путина, про Сирию было много ссылок. А где тогда смотреть новости?» — говорит Аслан.

Почему некоторые люди ищут религиозные знания в интернете из сомнительных источников? Почему они не обращаются к представителям духовенства, имамам, которые обучались религии по 15-20 лет? Этот вопрос мы задали главному имаму центральной мечети «Машхур Жусуп», известному теологу Жолдасу кажы Бертымуратову.

В своей многолетней работе в сфере профилактики экстремизма и терроризма Жолдас Коспакулы часто встречается с приверженцами деструктивных течений. Эти люди не признают мазхаб Абу Ханифы и школу вероубеждения Матуриди, которой веками придерживались наши предки казахи. Имам отметил, что другую акиду (вероубеждение) зачастую выбирают люди, которые живут с какими- то обидами, с каким- то протестом в душе, не могут найти свое место в обществе. Это люди, которым все не нравится, они всегда ищут что-то другое, хотят делать все по другому. Такие действия показывают, что человек еще не до конца пришел в религию, неправильно понял ее предписания, считает имам.

«Если человек правильно понимает религию, знает законы шариата, то он будет следовать за учеными своего мазхаба и не будет брать знания из сомнительных источников. Всевышний Аллах дал человеку разум, чтобы он не впадал заблуждения, умел отличать правильные знания. Поэтому надо научиться владеть своим разумом, нафсом, понять, что твои знания приносят вред окружающим и остановиться», — говорит Жолдас кажы.

Самостоятельно искать религиозные сайты в интернете очень опасно, говорит заместитель руководителя управления информации и общественного развития Павлодарской области Даулет Закарьянов. Дело в том, что на вид это глубоко религиозные сайты, источники и т.д. Все расписано очень красиво и привлекательно. Человек, не обладающий религиозными знаниями, не сможет определить, что на самом деле там приведены искаженные тексты священных писаний. Под видом пропаганды религиозных ценностей могут применяться различные методы психологического воздействия на человека. «В данных текстах может быть скрытая пропаганда идей, крайних взглядов, связанных с идеологией терроризма и экстремизма. Но не пытайтесь принимать решения  самостоятельно, так как можно запутаться и попасть в ловушку опасного учения или террористической организации», — рассказал он.

Не несет ли угрозу обществу содержание какой либо книги или сайта определяет уполномоченный орган – Религиоведческая экспертиза при Комитете по делам религий Министерства информации и общественного развития РК. Любой гражданин нашей страны может обратиться туда и получить результат по тому или иному материалу.  «А на местах в регионах можно обратиться к имаму мечети, показать скачанный материал или книгу, аудиолекцию и получить соответствующие рекомендации. Имамы всегда подскажут, где брать правильные материалы, религиозные знания», — говорит Даулет Коканович.

Руководитель Центра религиоведческих консультаций  «КазExpert» Серикбол Билялов предлагает новые пути решения проблемы интернет-вербовки молодежи в радикальные течения. Так одним из способом защиты казахстанцев от нежелательного противоправного контента религиозного характера может послужить размещение компетентными органами списка религиозных проповедников, которые активно участвуют в террористической деятельности и пропаганде деструктивной идеологии, чуждой казахстанцам и основам традиционной религии, в том числе аудио-, видео- и текстовых материалов и литературы религиозного направления, которые запрещены судебным решением или не рекомендованы для просмотра чтения со стороны Комитета по делам религий МИОР РК. «Попытка не пытка, нужно пробовать все пути решения проблемы, предлагать альтернативы, а не только фиксировать факты нарушения», — говорит он.

Кроме того необходимо взять на особый контроль деятельность казахстанцев-представителей псевдосалафитских течений, которые ведут целенаправленную работу по пропаганде своей идеологии среди своих подписчиков. «Здесь уже требуется не только административное наказание, но и привлечение квалифицированных теологов и специалистов. При этом необходимо наладить широкую информационную работу в соцсетях, в особенности на каналах и сообществах, имеющих максимальное количество подписчиков», — подчеркнул эксперт.

Психолог-реабилитолог Гульназ Раздыкова рассказала, что история Аслана — типичная,  для многих  молодых ребят, которые пришли в ислам или только начали практиковать  религию. «Интернет-вербовка по прежнему представляет большую опасность для молодежи, но блокировка экстремистого конента в интернете, больше похожа на «борьбу с ветряными мельницами». Генеральная прокуратура блокирует 10, а вместо них  появляются новые 20 сайтов. И так может продолжаться бесконечно. Казахстан правовое государство и не может ограничивать права людей в доступе к информации. Однако, и «заигрывание» с такого рода сайтами чревато опасными последствиями для молодых казахстанцев. В 21 веке для того, что радикализовать молодого человека не обязательно ехать к нему в город или аул, достаточно дать ему такую информацию в интернете, вплоть до точных инструкций «как выехать в Сирию или как обмануть органы». Только правовыми механизмами «клубок проблем» онлайн-радикализации не решить. Самое главное, это внутренная осознанность каждого, что посещать такие сомнительные сайты небезопасно, как для самого  верующего, так и для общества», — говорит эксперт.

Источник: